найти краткое содержание Милорда Павича «Ящик для письменных принадлежностей! нужно!

 Помогите найти краткое содержание Милорда Павича "Ящик для письменных принадлежностей!  Очень нужно!!!!

  • В известном сборнике Сергея Довлатова вещи из обычного дорожного чемодана позволили писателю создать книгу, в которой сошлись Время и Судьба. При чем тут Милорад Павич? Разумеется, мы не обвиняем его в краже приема: в литературе можно изобретать велосипеды (и даже угонять чужие), поскольку ездят они своими маршрутами. То есть у каждого свой “чемодан” или, как в нашем случае, “ящик для письменных принадлежностей”, вещи из которого стали основой текста Павича.Тем более что довлатовский саквояж наполнен обиходными, узнаваемыми, свойскими вещами, в то время как ящик Павича – таинственный и экзотичный. И в нем живут не вещи,а мифы и фантазии. То есть они имеют вид глиняных трубок, монет, рукописей, но, на самом деле, принадлежат не этому, а совсем иному пространству.“После ужина она подошла к иконе и спросила меня, что это такое.- Телевизор, – ответил я ей, – или, другими словами, окно в иной мир, где используется математика, отличающаяся от твоей.”
    Математика Павича и впрямь отличается от нашей. Она плюет на “дважды два равночетыре”, на традиционную форму и уносит вас то ли в метафизический реликварий, то ли в область компьютерных гипертекстов. Точнее, тут есть и то, и другое, так что успех новейшему тексту обеспечен в разных “тусовках”.Поклонников гипертекстов наверняка восхитит структура, аналогичная компьютерному меню. Щелкнул “мышкой”, то бишь выдвинул ящичек – и получил тот или иной эпизод. Больше того – в книге имеется ссылка на некий текст в Интернете, и если читатель еще и “юзер”, то он может егопрочесть, набрав указанный адрес.Библиофилов и мифологов порадуют явные и скрытые переклички с мировой культурой, в частности, с мифом о похищении Зевсом Европы. В начале мы увидим картинку комикса, в которую завернута рукопись из ящика, а потом и в сюжете возникнет белый бык и сидящие на нем люди. Упоминается тут и Гермес, читавший священную книгу, которую пишут на небе звезды, – а это отсылка к древней герметической традиции.Но и любители злободневного чтения останутся не в накладе, если не пропустят надпись на внутренней стороне крышки: “Всякий раз, когда Европа заболевает, она просит прописать лекарство Балканам”. Далее (впервые вообще-то у Павича) мы столкнемся с кровавой современностью Югославии, с той войной, после которой герою захотелось забыть сербский язык. Он его почти забыл, но, когда пытался распознать свое тайное имя, написанное на воде, ответом было: Балканы. А тайное имя его возлюбленной из Парижа оказалось – Европа. И тут мы от злободневности опять улетаем в область мифа, что совершенно неудивительно.Драгиня Рамадански пишет: “Милорад Павич удивительным образом соединил библиофилию и биофилию, страсть к книге и страсть к жизни. Никакие высокоученые рассуждения в этой постройке не имеют больших шансов на успех. Ибо имя этому сотрудничеству с книгой и природой – возвращение тайны”.Волшебная шкатулка Павича представляет собой существо, беременное мифами, запахами, страстями человеческими, которые рождаются, как только открываешь страницы, и начинают свою жизнь. Они замысловато переплетаются, точно веревки в Гордиевом узле, но глуп будет тот, кто подойдет к узлу с мечом. Лучше подчиниться автору и погрузиться в медленное распутывание, которое если не даст результата, то хотя бы приблизит нас к тому состоянию, где душа – и тело, современность – и миф сливаются в единстве.Да, мы же забыли о читателях love story. Они вполне могут прочесть книгу, как историю любви, где есть встречи, расставания, борьба за любимого человека и т.п. “Счастливая любовь одного из потомков может возместить девять несчастных любовных романов предков”, – такими словами завершается текст. Но можно прочесть его и как метафору Эроса в самом широком смысле. А можно…Но для начала лучше заглянуть в шкатулку.Владимир Шпаков